Глава 1. ИСТОРИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ КЛУБНОГО И ТРЕЗВЕННИЧЕСКОГО ДВИЖЕНИЯ

Глава 1.1 О развитии клубного движения

«Клуб является одним из древнейших, стабильных и уникальных социальных институтов. Реализуя важнейшую сущностную функцию культуры – коммуникативную, клуб, варьируясь и модифицируясь на протяжении истории, сохранил имманентно присущие ему свойства, делающие его непреходящим притягательным средством межличностного общения, не имеющего равных себе по эффективности решения локальных социально культурных задач, ставящихся интегрирующимися в клуб людьми» [66].

Известны различные модификации клубов, существовавшие в разное время и создававшиеся с разными целями: древнегреческие гетерии, древнеримские коллегии, английские клубы, немецкие ферайны, Якобинские клубы во Франции, российские дворянские и купеческие собрания.

«К середине XIX века появились и развивались самые разные клубы – литературные, артистические, театральные, профессиональные, деловые, политические, университетские. Так же начиная с 90-х годов XIX века наблюдался стремительный рост спортивных клубов (гольф-клубов, яхт-клубов, конноспортивных клубов и мн. др.)» [67].

Клубы выполняли гедонистическую, релаксационную, компенсаторную, самореализующую, экономическую, развивающую и аксиологическую функции [20].

В связи с развитием в середине XIX века в Англии трезвенного движения там появились соответствующие клубы – так называемые «трезвые кабаки». Тогда же в России, тоже в связи с развитием трезвенного движения появились трезвенные чайные, а позже Народные дома.

Ученик и последователь А. Адлера, австрийско-британский клинический психиатр и пионер социальной психиатрии Д. Биерер (J. Bierer) перед началом Второй мировой войны впервые решается объединить в социально-терапевтический клуб, как он его назвал, людей с одинаковыми проблемами поведенческого характера и психических отклонений.

Первого апреля 1964 года доктор медицинских наук Владимир Худолин, проходивший стажировку по стипендии ВОЗ в клиниках у Д. Биерера и М. Джонса (M. Jones) в Великобритании и Шотландии в 1952-1953 гг., открывает при университетской клинике первый в Хорватии Клуб лечащихся алкоголиков, используя методологию терапевтических сообществ, стратегию работы в малых группах и семейный подход.

Родительские и семейные клубы в России известны с начала XX века, широкое распространение получили в 70-80-е годы прошлого века, в настоящее время представлены в основном клубами молодой семьи. Эти клубы выполняют, в основном, развивающую и аксиологическую функции.

По мнению В.В. Туева, сущность всякого клуба – «коммуникативное обособление в рамках общности» и «современная наука должна рассматривать клуб как уникальный социальный институт, где действует особая педагогика коммуникативных отношений – педагогика формирования радости общения между людьми» [67].

1.2. О традициях трезвенничества в России

Начало организованных обществ трезвости в России связано с именем Сергея Александровича Рачинского (1833-1902). Блестящий ученый, в 33 года защитивший докторскую диссертацию, профессор организованной им кафедры физиологии растений в Московском университете в 1868 году, поддержав сторону прогрессивных профессоров в конфликте с университетской администрацией, вынужденно уходит в отставку и уезжает в свое имение в селе Татево, где становится учителем и директором сельской школы.

18 июля 1882 года С.А. Рачинский, чтобы приобщить людей к трезвому образу жизни, в сельской церкви села Татево Тверской области со своими учениками произносит торжественный обет воздержания от употребления спиртных напитков и учреждает «согласие» трезвости. По его примеру во многих городах и сёлах стали возникать аналогичные сообщества. К 1913 году их существовало уже более 2000, в которых состояло около 500 000 человек.

Во всех обществах устав предписывал своим членам служить примером воздержания от употребления спиртных напитков, запрещалось угощать вином своих гостей, посещать питейные заведения. В общества принимали на разные сроки: это мог быть один год, а в иных обществах на всю жизнь.

С этих пор в России получают широкое распространение «обеты
трезвости». Сотни тысяч людей давали на особом молебне обещания Богу не пить вина на тот или иной срок в присутствии священника и людей, вступали в общества трезвости, и с Божьей помощью, при взаимной поддержке, воздерживались от употребления спиртного.

Только в Даниловском обществе трезвости в Москве с 1905 по 1908 гг. было дано 173 966 обетов, т.е. в среднем каждый день около 119 человек связывали себя словом не употреблять спиртных напитков на тот или иной срок [64]. Врач А.В. Марковников на II Всероссийском Съезде практических деятелей по борьбе с алкоголизмом, проходившем в Москве 6-12 августа 1912 года, в своем выступлении о народных обычаях – «зароках», т.е. обетах воздержания от алкоголя, делал вывод об их пользе.

Он говорил: «Встречаясь нередко с отрицательным отношением к этим «зарокам», особенно, со стороны интеллигенции, я задался целью исследовать этот вопрос. Мои благоприятные для этого обычая выводы, мне кажется, могут считаться достаточно объективными, ибо я сам нерелигиозный человек, и, кроме того, большой поклонник и пропагандист лечения алкоголизма гипнозом». По сведениям А.В. Марковникова обеты, данные на один год, выдерживались в дореволюционной России в среднем в 56% случаев [64].

Другой выступавший на съезде, священник Трехсвятительской церкви у Красных ворот в Москве, Николай Колосов, предлагал как «средство борьбы пастыря с народным пьянством» – «принятие от пьяниц и от пьющих вообще обещаний воздержания от спиртных напитков», указывая на то, что многие еще в то время относились к этому «с непонятным и необоснованным предубеждением». По наблюдениям священника Николая Колосова «количество действительно исправляющихся и бросающих пить или по крайней мере выдерживающих обещания колеблется между двумя третями и тремя четвертями всего числа дающих обещания». При этом отец Николай говорил: «Конечно, священник не должен прерывать связи с давшими обещание и пастырски наблюдать и поддерживать их» [65].

За кратчайший исторический период в России была создана комплексная система воспитания народа в духе трезвости. Сотни тысяч людей получали помощь в освобождении от страсти пьянства в обществах трезвости. Идеи трезвого образа жизни обсуждались на страницах 32 тематических журналов и сотен книг и брошюр. В духовных семинариях будущие священнослужители, а в учительских семинариях будущие учителя получали подготовку, позволявшую им квалифицированно вести трезвенную работу. Создавались учебные пособия и вводились уроки трезвости в школах. Предлагались программы проведения идей трезвости в курсах многих школьных предметов. Появилась даже первая специальная школа трезвости в окрестностях Санкт-Петербурга. В разных городах проводились антиалкогольные выставки. В 1909 и 1912 гг. состоялись Всероссийские съезды, посвященные воспитанию трезвого образа жизни. В Третьей Государственной Думе существовала Комиссия по борьбе с алкоголизмом. Законодательную работу в комиссии по мерам борьбы с пьянством в Третьей Государственной Думе с 1907 по 1912 гг. возглавлял епископ Православной церкви ‒ преосвященный Митрофан, епископ Гомельский (в миру Дмитрий Краснопольский 1869-1919 гг., депутат от Могилёвской губернии). В 1958 году было принято Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «Об усилении борьбы с пьянством и о наведении порядка в торговле крепкими спиртными напитками».

По всей стране организовывались трезвенные чайные и столовые, создавались бесплатные амбулатории и лечебницы для алкоголиков.

В 1914 году в связи с началом войны во всей стране было запрещено производство и продажа водки, существенно ограничена продажа вина и пива. Трезвая жизнь России продолжалась и после революции 1917 года. Совнарком РСФСР в 1918 и 1919 гг. издавал декреты о запрещении производства и продажи алкогольных напитков в стране. Но в условиях гражданской войны эти распоряжения, разумеется, были трудно исполнимы.

С 1921 года с введением НЭПа последовательно разрешалось продавать вино, пиво, ликеры и наливки, настойки, а в 1924 году государство монополизировало производство и продажу алкоголя и организовало выпуск водки. С тех пор алкоголь легально вернулся в жизнь россиян. Крупные антиалкогольные кампании организовывались правительством Советского Союза дважды – в 1928-1932 гг. и в 1985-1988 гг., но быстро сворачивались. Постановления ЦК КПСС принимались также дважды – в 1958 и 1972 гг. ‒ Постановление Совмина СССР от 16.05.1972 № 361 «О мерах по усилению борьбы против пьянства и алкоголизма». В 1972 году (24.08.1972 г.) был издан приказ Минздрава СССР № 694 «О мерах по дальнейшему усилению борьбы против пьянства и алкоголизма».

Стихийное народное трезвенное движение существовало с 70-х годов прошлого века полулегально. Крупнейшим его представителем был известный хирург академик АМН СССР Федор Григорьевич Углов (1904-2008 гг.).

Первый антиалкогольный клуб в СССР был создан в 1967 году в Риге по инициативе главного психиатра Латвийской ССР Зузанны Григорьевны Сочневой. Первым руководителем этого клуба был выдающийся психотерапевт, основатель знаменитой рижской «Школы доброго слова», Александр Михайлович Фалькенштейн. Его именем в созвездии Геркулеса была в последующем названа отдельная звезда.

В 1969 году в клинической психоневрологической больнице города Тарту был основан клуб «Анти-Вакхос» (Эстонская ССР). Решением исполнительного комитета Тартуского городского совета депутатов ЭССР № 300 в Тарту 4 сентября 1970 года был утвержден устав клуба.

21 марта 1978 года на базе Московского психоневрологического
диспансера № 20 при амбулатории кафедры психотерапии Центрального института усовершенствования врачей М.Е. Бурно был открыт кафедрально-диспансерный антиалкогольный клуб «Свеча».

Специальный семейный клуб для реабилитации больных с хроническим алкоголизмом под названием «Здоровье» был создан в 1979 году при Доме (дворце) культуры имени Я. Томпа в Таллинне.

В 80-е годы XX века в СССР в большом количестве стали организовываться антиалкогольные клубы, руководимые обычно врачами – наркологами и психотерапевтами [21].

5 декабря 1992 года при содействии итальянских специалистов на базе Православного наркологического центра при Никольском храме подмосковного села Ромашкова (руководитель – протоиерей Алексий Бабурин) открылся первый семейный клуб трезвости. Работником (ведущим) его стала, после ознакомления с деятельностью трезвеннических клубов в Италии, врач-нарколог М.Н. Карпова.

В данной главе кратко описывается история клубного и трезвеннического движения, сообщается о приемах борьбы с пьянством в России, о людях, посвятивших свою жизнь созданию и укреплению традиций трезвости.

Контрольные вопросы:
1. Каковы основные функции клуба как социального института?
2. Когда на Руси появился обычай давать «обеты трезвости»?
3. С именем какого ученого связано появление в России организованных обществ трезвости в конце XIX века?


Учебно-методическое пособие  «Семейные клубы трезвости как метод реабилитации в системе наркологической помощи», А.Н, Бабурин, Г.В. Гусев, Е.А, Соборникова, А.А, Горячева, ISBN 978-5-7249-2530-3

УТВЕРЖДЕНО  решением Учебно-методического совета ГБОУ ДПО РМАПО Минздрава России «29» февраля 2016 года, Москва

Перепечатывание материалов только с указанием источника

Школа работников СКТ

Перейти к верхней панели